ГО «ФСГД» започатковує публікацію матеріалів краєзнавців, активістів району про наших славетних земляків.

Першими будуть матеріали надані А.Михайловою «И.И.Мечников из Панасовки».

Алла Михайлова народилася 25 квітня 1952 року в м. Богодухові Харківської обл.. В 1971 році закінчила Харківський радіотехнічний технікум. В 1978 році – Харківський політехнічний інститут за спеціальністю інформаційно - вимірювальні системи. Після закінчення технікуму працювала в Харківському науково – дослідницькому технологічному інституту приборобудування. Пройшла трудовий шлях від техніка до інженера.

В 1999 році заснувала фірму Аромацентр «Сантана» в м. Харкові, яка успішно працює і сьогодні. В роботі використовуються тільки авторські розробки – аромокомпозиції, методи лікування та косметологія.

В 2002 році переїхала на постійне місце проживання в село Мечникове. Займається сільським зеленим туризмом. Організувала аматорський музей Мечникових і музей побуту села.

Від автора.

Судьба распорядилась  так, что мне недавно довелось переехать на жительство в село Панасовку Двуречанского района Харьковской области. Знакомясь с людьми, узнала. Что этой местностью в ХІХ веке владели дворяне Мечниковы и до сих пор живы люди, которые помнят рассказы предков о былом.

Захотелось больше узнать о жизни этой семьи, давшей стране и миру Нобелевского лауреата, выдающегося разностороннего ученого Илью Ильича Мечникова.

Знакомясь с имеющимися сведениями о жизни ученого, удивилась, насколько они скудны и противоречивы. Поразительно, что такая неординарная личность не заинтересовала ни романиста, ни настоящего журналиста, не говоря уже об историке. Как  мало мы знаем даже о таких выдающихся людях, которые родились на нашей земле!

Поэтому предлагаю вниманию любознательного читателя краткий рассказ о жизни этой необыкновенной семьи, почерпнутый из представленных в списке опубликованных и архивных источников.

Список использованной литературы:

1.Мечникова О.Н.  Жизнь Ильи Ильича Мечникова. М. – Л.: Госиздат, 1926

2.Мечников И.И. Письма к О.Н.Мечниковой 1876-1895, -  М: Наука. 1978. – 325с.

3.Лебедев С.И.  Жизненный и творческий путь великого ученого - биолога И.И.Мечникова. Труды Одесского университета, т.145. -  1955. - с. 23-36

4.Липина А.К. Русский гарибальдиец Лев Ильич Мечников.  В кн. Россия и Италия (Сборник статей ). М., 1968. - с.167 – 185.

5.Мечников И.И. Страницы воспоминаний. Сборник автобиографических статей (Ред.  и примеч. А.Гайсиновича. Отв.ред. чл.корр. АН СССР  Х.С. Коштоянц). М.: Изд. АН СССР. - 1946

6.Рассказы жителей с. Панасовки (В.И.Алексеева, В.И.Строева, А.И.Сердюк)

Переезд из Петербурга.

Илья Иванович Мечников женился так рано, что это вызвало пересуды в обществе. Похоже, была у него большая любовь, какая  выпадает не каждому…

Образ жизни Илья Иванович вёл обычный: шампанское, кутежи, карты. Приданое жены быстро таяло, в один прекрасный день выяснилось, что содержать семейство (подрастали уже два сына и дочь) не на что.

Переехали в родовое имение Мечниковых, выхлопотав вакантное место ремонтёра (поставщика лошадей) двух гвардейских полков. Пришлось мальчиков – старшего Ваню и младшего Лёву – определить в частный пансион, а с дочерью Катей перебраться в Харьковскую губернию. Каково ему было покинуть привычную, весёлую столичную жизнь! Да, нелегко! Но иногда выхода не было, и важно не то, что, как пишет впоследствии Ольга Николаевна Мечникова, Эмилия Львовна его уговаривала, а то, что Илья Иванович дал себя уговорить. Вынужденный переезд в деревню был для него тяжелым ударом. Не о таком мечтал потомок великого Спожару Милешту! В словаре Даля есть слово Споже с ударением на «о» и поясняется, что это звательный падеж архаичного слова, обозначающего «господине!», поэтому Спожарий, видимо, «Великий Господин!»

Летописец рассказывает, что Спожару играл видную роль при нескольких молдавских князьях, особенно возвысился при Стефаните, который просто осыпал его почестями. Спожару, однако, предал своего патрона, послал в полой трости тайное  письмо Польскому владыке Констянтину Себрону – могу де свергнуть Стефанита, престол отдать тебе. Но у Константина были другие расчеты, и он переслал Стефаниту злополучную трость. Князь решил было казнить изменника, да «во уважение прошлых заслуг» лишать головы не стал, а лишь только носа. Спожар уехал в Германию, где какой-то лекарь отрастил ему нос, и с новым носом вернулся в Россию.

В России была острая нужда  в грамотеях, а Спожару молодые годы провёл в Константинополе, изучал теологию, философию, историю, древний и новогреческий, славянский, турецкий языки. Неудивительно, что царь Алексей Михайлович взял его к себе переводчиком «драгоманов», а также учить грамоте маленького Петра – будущего Петра Великого. Много еще приключений выпало на долю Спожару (многолетняя ссылка в Сибирь, из которой его вызволил воцарившийся  на престол Пётр). Он выписал из Молдавии своего племянника Юрия (Георгия) Степановича. Пётр сделал его мечником (дворцовый чин – на него возлагались обязанности судьи) и пожаловал ему большие поместья в Малороссии. Сын Юрия Степановича Иван и взял фамилию Мечников. В роду были видные государственные мужи, один из них стал сенатором. Обо всём этом Илья Иванович хорошо знал, ему было чем потешить своё тщеславие. И вот он в расцвете сил хоронил свои честолюбивые  мечты в далёком степном захолустье.

Хозяйством Илья Иванович не занимался. Передоверив дела младшему брату Дмитрию – «высокому угрюмому человеку», который почти всегда «молчал, курил трубку и вышивал на пяльцах». Упорный холостяк, Дмитрий Иванович смог бы прожить в Петербурге, но из преданности семейству брата тоже променял столицу на деревенскую глушь. К Илье Ивановичу он относился с большой почтительностью, обращался к нему на «вы», величал по имени-отчеству, тот же отвечал ему «ты». С Эмилией Львовной у него отношения были иные. «Дмитрий Иванович готов был идти в огонь и воду за Эмилию Львовну. Она чувствовала и имела к нему безграничное доверие», - так пишет Ольга Николаевна.

Жизнь в Панасовке вращалась вокруг двух столов – обеденного и  карточного. Ну, карты уже были не те. Не было былой удали, былого азарта. Хозяин сажал против себя чаще всего брата, родственников, редко заглянувшего на огонёк соседа. Игра шла больше «на интерес», а если делались ставки, то совсем мизерные, опять же для «интереса». Зато обеденный стол – это было самое важное. Эмилия Львовна из всех сил старалась угодить гастрономическим запросам мужа. Меню разрабатывалось долго, с большой серьёзностью, точно план генерального сражения. Так, за картами и за обсуждением достоинств подаваемых кушаний лысел и тучнел в своём уютном халате бывший блестящий гвардеец.

А был ли он счастлив? Кто знает? «Трудно было определить душевное состояние, - отмечает Ольга Николаевна. – У него не было «настроений», он никогда ни с кем, даже с Эмилией Львовной, не говорил «по душе». Он был очень умён, но с тем оттенком скептицизма, который мешает серьёзному отношению к жизни, труду»…  Впрочем, может быть, Ольга Николаевна ошибается, может быть, за замкнутостью Ильи Ивановича скрывалась и пустота…

Родился в деревне брат Николай, и больше детей иметь не хотели. Но через два года родился нежданный младший Илья, ставший затем «утешением жизни». Со слов Ильи Ильича, Мечниковы хорошо, по крепостным меркам, относились к крестьянам. По рассказам Павла Андреевича Сердюка, его мать служила кухаркой у панов. Когда околела их тощая коровёнка и нечем было кормить семь ртов, Илья Иванович пожаловал им корову, причем, когда увидел, что управляющий дал самую захудалую, велел дать такую, какая ему «глянется». Бывало, провинившихся девок хлестали по щекам и таскали за косы, и даже тихий Дмитрий  Иванович с размаху «мазал» своего пьяного лакея. Но когда появились в доме парубок, подпоясанный ярким поясом, да девка, в расшитом сарафане, да разом валились хозяевам в ноги, тут в руках Ильи Ивановича и Эмили Львовны появились иконы, молодых благословляли, умиленно с ними целовались, даже денег отваливали на свадьбу. А чтобы помешать жениться крепостным, как хотят, этого никогда не бывало.

Из истории рода

В дворянской родословной книге, оформлявшей в 20-х годах Х1Х века, отмечается, что в 1711 году царь Пётр Алексеевич пожаловал населённое имение прадеду Егора и Ивана Ильиных детей Мечниковых – упомянутому мечнику Георгию. Его сын майор Иван поэтому и назвал  себя Мечниковым. Он вышел в отставку в 1742 году. Георгия в книге называют «Великий Спожарь или Главный Полководец».

Семья Ильи Ильича Мечникова

Отец ученого, Илья Иванович Мечников, родился в 1811 году, служил в Петербурге. Живя в Панасовке, вероятно, оказывал большую помощь армии, поставляя лошадей. Об этом можно судить по тому, что ему присваивались очередные воинские звания. В родословной книге в 1849 году его записали подполковником, а в 1856 году – полковником.

Умер в ночь с 15 на 16 февраля (ст.ст.) 1878 года от апоплексического удара на 68 –м году в Панасовке, где и похоронен. Могила неизвестна.

Мать, Эмилия Львовна, происходила из богатой купеческой семьи. В Петербургском свете её  звали Милочкой. Однажды Пушкин заметил, что ей очень подходит это имя. Годы жизни – 1814 – 18..   .

В письме к жене Илья Ильич написал, что мать сильно постарела и ослабела, но не упала духом, ему было приятно, что она очень хвалила невестку Ольгу Николаевну родственникам, собравшимся на похороны отца. После смерти мужа переехала жить к Илье Ильичу в Одессу с двумя внуками (вероятно, дети Николая и Софьи Дмитриевны). В это время, по словам Ольги Николаевны, она уже имела вид старушки, одевалась очень просто, не по моде, гладко причесывала свои почти седые волосы, и одни ее большие черные живые глаза оставались молодыми и свидетельствовали о прежней красоте. Очаровательным было ее доброжелательное отношение ко всем, характер ее оставался веселым, отзывчивым и живым, но потребность к деятельности не могла быть удовлетворена вследствие состояния здоровья, которое часто беспокоило ее. Она всем живо интересовалась, особенно тем, что касалось ее дорогого сына или «утешения ее жизни», как она его называла. (Ей было 64 года).

Старший сын, Иван Ильич

Прокурор Тульского окружного суда, затем председатель Киевской судебной палаты, действительный статский советник прокурор Тульского окружного суда, затем председатель Киевской судебной палаты, действительный статский советник

Родился, по-видимому, в Санкт-Петербурге в 1836 году, прожил 45 лет, умер в 1881 году. Его жена – Елена Васильевна Бантыш.

Из письма к О.Н. Мечниковой, 20 февраля 1878 года, полночь. Встреча с братьями в Харькове перед поездкой в Панасовку на похороны отца: «Засиделись, как видишь, до полуночи. Иван Ильич все время рассказывал о своей прокурорской деятельности, о политических делах и проч.».

Иван Ильич в «этюдах оптимизма» описывает посещение умирающего Ивана Ильича: «Сорокапятилетний мой брат, чувствуя приближение смерти от гнойного заражения, сохранил полную ясность своего большого ума… Он кончил тем, что примирился, говоря себе, что, в сущности, между смертью в 45 лет или позднее – лишь одна количественная разница».

В пользу детей покойного Ильи Ильича отказался от Панасовского наследства. Ивана Ильича хорошо знал Лев Толстой, в его подчинении работал родственник Толстого. Считается, что известнейшая повесть Льва Толстого «Смерть Ивана Ильича» списана с Ивана Ильича Мечникова. Суть рассказа в том, что пустая лживая жизнь приводит к болезни и ранней смерти. Иван Ильич страдает тем более, чем более злится и ненавидит, ему легчает, когда искренние добрые люди рядом и когда сам в светлом, радостном состоянии проявил заботу о своем маленьком сыне. Чтобы это понять, ему понадобилось 45 лет.

Второй сын, Лев Ильич

Родился, по-видимому, в Санкт-Петербурге 04.05.1838 г., умер 30.06.1888 года, прожил 50 лет. Его называл Плеханов одним из наипрекраснейших, наисимпатичнейших представителей того поколения 60-х ХІХ столетия, которому многим обязаны тогдашняя общественная жизнь, наука, литература. В его жилах кипела неспокойная кровь своего знаменитого предка Николая Милеску, который тогда не побоялся пойти против своего государя (ставленника турков). Лева с детских лет доставлял бедной Эмилии Львовне уйму хлопот. Мало того, что злосчастный коксит сделал его инвалидом, - в Панасовке он, к ужасу родителей, якшался с дворовыми, из гимназии был исключен за дерзкие выходки.

Лето 1853 года, 15 лет. Лева приезжает из Петербурга в Панасовку в связи с обострением коксита – заболевание тазобедренного сустава. Окончил Харьковскую гимназию и поступил на медицинский факультет Харьковского университета. Для подготовки был приглашен репетитор – студент-медик Ходунов.

Был отчислен из университета за участие в студенческих волнениях. Стараниями мамы отправлен в Петербург для обучения, поступив в Петербургский университет, затем перевелся в Медико-хирургическую академию и параллельно посещал Академию искусств. Был отовсюду отчислен за «фанаберию и дерзость». Живет на гроши, изучает языки – знал 10 европейских и восточные – персидский, турецкий, арабский, японский и другие.

1858 год, 20 лет. Благодаря знанию языков и хлопотам Эмилии Львовны, устроен переводчиком в миссию генерала Мансурова на Ближнем Востоке. Внес большой вклад в сближение зарубежных портов с русскими портами. Работал в Константинополе, Афинах, Палестине, Египте. За обидный шарж на генерала, который ему подсунули «доброжелатели», был вызван для объяснений. Из кабинета вышел, оставив прошение об отставке. Скитался несколько месяцев по Малой Азии и низовьям Дуная. Перебивался случайными заработками, затем переехал в Венецию, так как хотел заняться живописью.  В Венеции знакомится со своей будущей женой Ольгой Ростиславовной Спорятиной.

 

1860 год, 22 года. Вступил добровольцем в отряд Джузеппе Гарибальди, освобождая итальянский народ от австрийского ига, впоследствии был адъютантом Гарибальди. В боях при Вольтурно был тяжело ранен в ноги и легкие. Друзья, в том числе А.Дюма, спасли его.

1862 год, 24 года. Проживает в Неаполе, сотрудничает в журнале «Независимый», издаваемом А.Дюма, и издает свою газету «Бич». За острокритическую направленность редакцию закрывают. Лев Ильич в целях безопасности покидает Италию и перебирается в Женеву.

С июня 1862 года постоянно сотрудничает в русских журналах «Современник» Чернышевского, «Русское слово», «Дело», «Русский вестник», «Библиотека для читателя», а позднее – в «Отечественных записках», «Русском богатстве», «Историческом вестнике» под псевдонимом «Гарибальдиец», «Леон Бранди», «Эмиль Денерги», «Леон Гоганда».

С 1863 года начинает печататься в «Колоколе» Герцена. Открыто выступал на митингах в защиту восставших поляков, чем отрезал себе путь на Родину.

1868 год – вместе с Н.Я.Николадзе издает журнал «Современность».

1869 год, 35 лет. Едет в Мадрид, где началась революция, официальным корреспондентом «С. - Петербургских ведомостей». В Россию приехать не может, даже на похороны отца, так как может быть сразу же арестован.

Начало 1874 года, 36 лет. Едет в Японию, где начинает впервые преподавать русский язык в школе самураев в городе Эдо, которая затем получает статус Токийского университета.

1876 год, 38 лет. Из-за обострившихся хронических болезней – малокровия и туберкулеза, возвращается в Женеву.

С 1876 по 1888 года сотрудничает с известным французским географом Е.Реклю по написанию 19 – томного труда «Общая география», «Земля и люди».

С 1883 по 1888 годы избирается профессором сравнительной географии и статистики Лозаннского университета и читает лекции на двух факультетах.

Весна 1888 года – переезжает в местечко Кларан на берегу Женевского озера и работает над книгой «Цивилизация и большие реки. Географическая теория развития современных обществ».

30 июня 1888 года, 50 лет. Лев Ильич неожиданно скончался в местечке Кларан. В течении уже более ста лет ежегодно, в день смерти, на могилу приезжают студенты и преподаватели Лозаннского университета, возлагают цветы, ухаживают за могилой.

Екатерина Ильинична (18.. – 18.. гг.)

Замужем Яблонская, муж – Яблонский Александр Николаевич.

Николай Ильич, коллежский секретарь.

Родился в Панасовке 11.01.1843 г., жил до 02.09.1899 года, прожил 56 лет.

Илья Ильич ездил в Петербург по вызову Софьи Дмитриевны, жены Николая, заболевшего острой меланхолией. Софья Дмитриевна возила мужа в Петербург на консультацию к врачам. Одновременно Ольга Николаевна выехала в Харьков для присмотра за детьми Николая Ильича и Софьи Дмитриевны.

В «Этюдах оптимизма» о брате: «… он безустанно посещал такие места, где можно было всего лучше веселиться. Источниками наслаждения служили ему карты, вкусная еда и женщины…». В своих записках самонаблюдений Илья Ильич пишет: «Брат Николай, «сифилитик», умер на 57 – м году от грудной жабы». Сын Николая Ильича – Лева.

Флегматичный Николай был прозван «спокойный папаша». Его очень любила тетка Эмилии Львовны, демонстративно, при всех, выбирала лучший кусочек и давала Николаю.

Илья Ильич,

выдающийся ученый, лауреат Нобелевской премии.

В детстве имел клички «господин ртуть», «живое серебро», в гимназии «Бога нет» и «мученик за науку», «жрец», заметив, что его разговоры всегда похожи на проповедь. Такой же характер носили и лекции, в которых неустанно проповедовал веру в науку. «Проникнутый такими чувствами, я старался привить их и молодежи, которая, однако, все более увлекалась в сторону политики». «Мамаша» - прозвище среди друзей за легендарную заботливость.

Родился в селе Панасовка 3 (15) мая 1845 года. В метрике написано, что родился у помещика Ивановского, так как родители переехали из Петербурга в с. Ивановку, в старый маленький дом, а в скорости был построен новый в с. Панасовка, куда и перебралась семья.

Был вспыльчив, подвижен, все надо было ему знать, везде быть, все видеть. Если после долгой тишины в комнате, где играли в карты, раздавались громкие голоса, он стремглав бросался в зал, думая: «А вдруг подерутся!». С сестрой вел постоянную войну, и она называла его «убоищем». Только когда кто-нибудь садился за рояль, он затихал, забирался с ногами в старое кресло и мог часами, затаив дыхание, слушать музыку. Неистребимую любовь к музыке он сохранил на всю жизнь. Слух и музыкальная память у него были таковы, что он мог воспроизвести целые оперы и симфонии без единой ошибки. Ольга Николаевна уверяет, что если бы в детстве его учили музыке, он стал бы выдающимся музыкантом. С детства музыка была его постоянным спутником и утешителем.

На фоне деревенского однообразия вспоминаются Мечниковым два случая. Первый, когда во время путешествия на купальный сезон в Славянск на них напали злые мужики и требовали выкуп. Выручил друг Дмитрия Ивановича: поехал за выкупом к тетушке – соседней помещице, а сам привел взвод гусар. Сцены захвата и освобождения потрясли жестокостью и запомнились на всю жизнь. Второй, когда в 11 лет, не умея плавать (боялся обнаружить свое неумение перед братом Колей), тонул в пруду, а уже вечером, едва отдышавшись после нечаянного купания, чуть не сгорел, когда в доме случился пожар. Это было 20 июля, в Ильин день, во время празднования отцом дня рождения. Но тем не менее, сильно напуганный, он бегал, искал по всему дому своего маленького, только родившегося племянника Колю, сына Екатерины Ильиничны. И лишь когда узнал, что он с матерью в саду, покинул горящий дом.

1853 год, лето. Приехал из Санкт-Петербурга старший сын Лева, у которого воспалился тазобедренный сустав. Приехал и студент – репетитор Ходунов для подготовки Левы в университет. Ходунов обучал Леву ботанике, совершал с ним экскурсии по окрестностям, и восьмилетний Илья увязывался за ним, сперва просто для прогулки, но вскоре так увлекся составлением гербария, что Ходунов стал с ним заниматься больше, чем с равнодушным к ботанике Левой. Илья стал писать по ботанике целые трактаты и читать лекции Леве, Николаю и другим детям, а чтобы они соглашались посидеть, платил им по две копейки каждому.

1856 год, 11 лет. Поступил во 2-й класс второй Харьковской гимназии. На этом здании помещена мемориальная доска. Были частые головные боли. Мечниковы жили в Харькове в доме напротив церкви (видимо во время учебы детей) по улице Энгельса, 1. По пути в гимназию регулярно заходил в книжный магазин, следил за научными новинками. Узнав, что у студентов-медиков появился микроскоп, выпросил его на весенние каникулы, и все каникулы в Панасовке изучал природу под микроскопом.

 

1857 год, 12 лет. Мечников отдает дань другому всеобщему увлечению того времени – интересу к революционно-демократической публицистике, читает «Полярную звезду», «Колокол» А.И. Герцена и др.

1858 год, 13 лет. Четвертый класс гимназии. Создает тайный «Союз науки». Собирались на чердаке у купца Красильщикова или под старым дубом на Леваде, выставляя охрану. Клялись всю жизнь служить науке. Поскольку образование в гимназии слабое, то каждый взял на себя обязательства буквально добывать знания отовсюду. Лысенко, например, был ответственным за новое в музыке, Мечников – в естественных науках, Красильщикова, много ездившего, просили привозить новые книги. А когда вырастут, обязались распространять знания во все слои населения, а также посмотреть, кто мешает распространению знаний, чтобы устранить это явление из жизни. Так, Мечников, чтобы донести новое в физике, вместе с товарищем целый год переводили с французского книгу, привезенную из Европы, чтобы все смогли ее прочитать. Союз был тайным из-за того, что и церковники, и старая профессура, и учителя новые знания не допускали. В гимназии всего один учитель словесности был любим и уважаем учениками. Любое стремление знать что-то новое пресекалось, поэтому, наверное, у Мечникова было такое отторжение религии, что еще в гимназии он заслужил прозвище «Бога нет», а впоследствии буквально проповедовал науку.

1862 год, 17 лет. Написал рецензию на учебник геологии Левановского. Окончил гимназию с золотой медалью. Еще с детства любил музыку и так ею увлекался, что даже пугал мать, а во время экзаменов в гимназии не смог посещать представления итальянской труппы. Экзамены сдал блестяще и вообще он ставил своей задачей окончить гимназию с золотой медалью и осуществил задуманное. Совершил неудачную поездку в Германию в поисках «качественного» образования, поскольку университетских  преподавателей он уже знал, считал отставшими и ретроградными. Поступил в Харьковский университет.

1863 год, 18 лет. Работал в лаборатории физиологии профессора Щелкова. Впервые прочел книгу Дарвина «О происхождении видов». Опубликовал свою первую научную работу – «О стебельке сувойки». Как отмечал

К.А. Тимирязев, о необычных научных способностях и таланте Мечникова свидетельствовал и тот факт, что «уже в самом почти начале 60-х годов в Петербурге стали распространяться слухи о появившемся в Харькове «вундеркинде», чуть ли не на гимназической скамье уже научившемся владеть микроскопом и даже печатающемся в иностранных журналах».

1864 год, 19 лет. Ответил профессору Кюне на критику им работы «О стебельке сувойки». Закончив первый курс, уезжает в родительское имение в Панасовку. Дома «проходит» курс университета, через год успешно сдает университетские экзамены. В общем учится в Харьковском университете всего два года. Совершил поездку на остров Гельголанд в Северном море, где установил новую группу червей – гастротрих, родственных нематодам и коловраткам. Осенью перебрался в Гессенский университет, в лабораторию Лейкарта, пребывание в которой стало возможным благодаря государственной стипендии, полученной при содействии Н.И. Пирогова. Здесь Мечников открыл сложный цикл развития (чередования поколений) у паразитических нематод.

1865 год, 20 лет. Открыл перемежающиеся формы у нематод. Встретился с Герценом. Совместная работа с А.О. Ковалевским в Неаполе. Начало серии работ по сравнительной Эволюционной эмбриологии.

1866 год, 21 год. Работал в Гиссене в лаборатории профессора Лейкарта и других западноевропейских лабораториях. Юный наблюдатель настолько перетрудил глаза, что уже не мог даже несколько минут без перерыва провести за микроскопом. Лейкарт уговорил его отдохнуть, и Илья уехал в Женеву, где в это время объявился его старший брат Лева. Вовлеченный в интересы политической эмиграции, Илья следил за спорами, столкновениями мнений, а дискуссии об устройстве послереволюционной России – «дележом шкуры неубитого медведя». Страсти, бушевавшие в тесном кружке эмигрантов, казались ему чем-то ненастоящим. Знакомство и начало дружбы с выдающимся физиологом И.М. Сеченовым.

 

Ми завершуємо друк матеріалів про І.І.Мечникова  А.Михайлової.

 

1867 год, 22 года. Закончил магистерскую диссертацию, изучив развитие головоногих моллюсков. Он сделал принципиальное сообщение: в эмбриональном развитии беспозвоночных формируются те же зародышевые листки, что и у позвоночных животных. Это положение лягло в основу магистерской диссертации, которую Мечников защитил в Петербургском университете. Избран доцентом в Новороссийском (Одесском) университете. Получил премию Бэра вместе с А.О.Ковалевским за работы по эмбриологии. 22 –летний Мечников проявил себя неподражаемым педагогом: на лекциях его страстная, яркая и живая речь очаровывала слушателей, убедительные демонстрации, блестящие и неожиданные сравнения вызывали восторг. Во всём, что он говорил слушателям, чувствовалось, что по своей глубине знаний в его преподавании сконцентрировались всемирные достижения науки о жизни животных. Неудивительно поэтому, что его лекции привлекли всеобщее внимание и пользовались огромной популярностью. Об этой популярности свидетельствует и такой факт. В конце 1867 года в Москве намечалось открытие первого съезда русских естествоиспытателей и врачей, где Мечников желал выступить с докладом о своих работах. Университетское руководство решило направить туда не Мечникова, а старого, ничем не прославившегося профессора Маркузена. Узнав об этом, студенты отказались слушать лекции Маркузена. Возник скандал. Совет университета вынужден был прислушаться к мнению общественности, и направил на съезд и Мечникова, и Маркузена. На съезде доклады Мечникова пользовались огромным успехом.

1868 год, 23 года. Избран доцентом Петербургского университета. Защитил докторскую диссертацию на тему «История развития рачка Nebalia». Исследования детского возраста привели Илью Ильича к педагогическим вопросам; он всегда очень любил детей и много занимался ими. Теперь мечтал воспитать девочку на основании своих принципов, а затем жениться на ней, так  как, по его мнению, счастливый брак возможен лишь при общности идей. В это время он дружил с семьёй Бекетовых и очень привязался к дочерям Бекетова. Он мечтал подготовить себе подругу жизни с одной из них. Всех более его интересовала старшая, живая, умная и талантливая тринадцатилетняя девочка. Но постепенно он стал убеждаться, что они не могут сойтись характерами, между ними часто происходили столкновения. Их общий друг Людмила Федорович старалась мирить их и вообще выказывала горячую симпатию. Заболел, и за ним ухаживала Людмила Федорович, родственница профессора Бекетова. Впоследствии Мечников, преодолев «детскую болезнь», женился на ровеснице Людмиле Васильевне Федорович. Заработков на жизнь не хватает, а, кроме того, тяжело заболевает туберкулёзом Людмила. В результате переутомления глаз от работы с микроскопом был не в силах продолжать  свои научные исследования. С трудом добившись казённой субсидии, Мечников выехал в Италию, там состояние здоровья жены улучшилось.

С 1868 по 1870 годы, с краткими перерывами, Мечников продолжил за границей исследования различных групп беспозвоночных.

1869 год, 24 года. И.М.Сеченов , желая содействовать подъёму науки и оказать помощь Мечникову в его жизни и работе, выставил его кандидатуру на конкурс по кафедре зоологии Медико-хирургической академии. Реакционная профессура большинством в один голос забаллотировала Мечникова, хотя он имел право на самостоятельное руководство этой кафедрой. Как известно, И.М.Сеченов в знак протеста против этой несправедливости ушел тогда из академии.

С 1870 по 1882 годы – И.И.Мечников - профессор кафедры зоологии сравнительной анатомии Новороссийского университета в Одессе.

Летом 1870 года Мечников вернулся с женой в Россию и поселился в Панасовке. Лето выдалось на редкость жаркое и сухое, и Людмила тяжело страдала от зноя. Её лихорадило, по ночам возобновилось кровохарканье. Чтобы хоть немного облегчить участь больной, в её комнате развешивали влажные простыни. Людмиле рекомендовали кумыс, и для его приготовления был нанят татарин. Но кумыс помогал плохо. Стало ясно, что зимовать в России Людмила не сможет. Илье Ильичу пришлось отвезти её с сестрой в Монтре – живописный курорт на берегу Женевского озера, а самому уехать в Одессу, так как начался учебный год.

Новороссийский университет, по утверждению Мечникова, «отличался особым изобилием неприятных дрязг». Профессора никаких дел вне университета, как правило, не имели, ибо других высших учебных заведений, где бы они могли занимать места, в городе не было. Свободное время они проводили в «лектории». Здесь, как вспоминал Мечников, «перетирались косточки товарищей, созидались, укреплялись и разрушались «партии». Страсти особо накалялись, когда предстояли выборы новых профессоров или должностных лиц – деканов, секретарей, ректора. Каждая «партия» стремилась провести своего кандидата, нимало не считаясь с истинными достоинствами. Лучше всего было бы держаться в стороне от всей этой «деятельности», и Мечников впоследствии уверял, что сам ни в каких «группах» и «партиях» не участвовал. Достаточно, однако, заглянуть в его письма или перелистать протоколы заседаний совета, чтобы убедиться в обратном. Необузданный темперамент бросал Илью Ильича в самое горнило борьбы, от которой его не могли удержать ни предостережения видавшего виды Ценковского, ни собственный опыт столкновений здесь, в Одессе, с Маркузеном и в Петербурге с Кесслером. Да и как было устраниться, когда все эти враждебные «партии» и «группы по большей части делали одно и то же – тянули университет в болото, как выразился однажды Сеченов. Как было устраниться, когда право голоса в совете, дарованное ему, как и каждому профессору, университетским уставом, налагало обязательства и перед своей совестью, и перед друзьями?

Великой заслугой Мечникова перед Одесским университетом было и то, что, борясь за продвижение отечественных научных кадров, он уже с осени 1870 года настойчиво и упорно начал добиваться привлечения в Новороссийский (Одесский) университет выдающихся русских ученых. Благодаря усилиям Мечникова, в молодой университет пришли на работу такие корифеи русской науки, как И.М.Сеченов, А.О.Ковалевский, В.В.Марковников, Н.А.Умов, А.С.Постников, В.В.Заленский и др.

1871 год, 26 лет.  Совершил поезду на остров Мадейра в связи с болезнью жены.

1873 год, 28 лет. Весной от туберкулёза умерла Людмила Васильевна Федорович. Отличавшийся болезненной впечатлительностью,  Мечников настолько тяжело это пережил, что сделал попытку самоубийства (спасла его слишком большая доза морфия, вызвавшая рвоту). Смерть его уже не страшила, угнетало то, что придётся влачить это пустое, бесцельное существование долгие-долгие годы…

Илья Ильич принял горячую ванну, затем облился ледяной водой, и в лёгком костюме вышел на продуваемый холодным ветром берег Роны. Воспаление должно было сделать то, что не удалось ему при помощи морфия. Он шел вдоль одетой в гранит набережной и рассеянно водил по сторонам воспалёнными глазами… Над водой кружилось множество бабо чек… Это были фингоны, но издали ему показалось, что поденки. Много-много позднее, работая над «Этюдами о природе человека», создавая оптимистическую философию, Мечников приведёт в пример поденок как существ, умираючих естественной смертью. Они устроены таким образом, что, «сделав дело», то есть, отложив яйца, умирают без всякой посторонней причины, в силу самой своей природы, ибо органы питания у них не развиты, и смерть от истощения к ним приходит не зависимо от того, имеется ли вокруг достаточно пищи или нет… Сейчас же в голове мелькнула мисль: как объяснить возникновение этих насекомых, исходя из дарвиновской концепции отбора? Здесь ведь нет борьбы за существование. То была не просто мисль – то было спасение. Увлёкшись  внезапно возникшей проблемой, Илья Ильич не заметил, как ускорил шаг, как забыл о бренности и бессмысленности своего существования. Да, у него было нечто, что стоило больше жизни, и что, вопреки всем теориям, наполняло жизнь смыслом. Эмилия Львовна была в отчаянии, когда он, пугающе равнодушный ко всему на свете, явился в Панасовку.

Опубликовал ряд научных работ по сравнительной эмбриологии.

Чувствуя невозможность проводить опыты с микроскопом, Илья Ильич организовывает экспедицию в калмыцкие степи с целью сбора антропологических и этнографических материалов и проводит там ценные исследования по эмбриологии многоножек.

1874 год, 29 лет. Продолжал исследовательские работы по сравнительной эмбриологии.

1875 год, 30 лет. Рецидив желания «научной» женитьбы случился в этом году, через два года после трагического конца первого брака. Вспоминает вторая жена: «В то время я была 16-летней гимназисткой и интересовалась биологией. Илья Ильич предложил мне давать уроки и вскоре вернулся к своей давней мысли воспитать будущую жену. Действительно, он выполнил своё намерение. На моё юношеское воображение повлияло его грустное прошлое, его интересная внешность, несколько напоминавшая в то время Христа». Отец девушки был против их общения, его пугал воинствующий материализм Мечникова. Матери же Ольги он импонировал, и она уговорила отца дать согласие на их брак. Белокопытов был крупным богатым землевладельцем, и вскоре, видя порядочность и заботливость Мечникова, изменил к нему отношение. Перед своей смертью он попросил Мечникова быть опекуном семьи. Мать Ольги умерла через год после смерти своего мужа. С тех пор Илья Ильич принял на себя ведение дел семьи. Вступил в брак с Ольгой Николаевной Белокопытовой 14 февраля. В день венчания невеста еще самозабвенно каталась во дворе на санках, а в церкви была смущена, когда послышались шепоты: «Боже, да она совсем дитя».

1876 год, 31 год.  Произвёл ряд работ по зоологи беспозвоночных. Написал в «Вестник Европы» ряд очерков «Происхождение видов».

1877 год, 32 года. Закончил несколько работ по зоологии беспозвоночных. Написал статью в «Вестник Европы» «Очерк воззрений на человеческую природу».

1878 год, 33 года.  Занимался исследованием пищеварительной системы.

В ночь с 15 на 16 февраля умер отец.

Правительство видело главный источник крамолы в университетах. Ведь по политическим делам привлекались, как правило, либо студенты, либо недавно окончившие высшие учебные заведения, либо, наконец, исключенные из них. 26 октября были изданы «Временные правила», фактически уничтожавшие те ограниченные свободы, которыми пользовались университеты по уставу 1863 года. Согласно правилам, учреждалась новая должность инспектора, не избираемого советом, а назначаемого попечителем по согласованию с генерал-губернатором. Инспектору вменялось следить за жизнью студентов, за их нравами, даже за тем, чтобы на них была «прилична» одежда: особенно подчеркивалась необходимость следить, чтобы среди студентов не устанавливалось отношений товарищества, взаимной солидарности.

1879 год, 34 года.  Продолжал исследования функций пищеварения у  безпозвоночных. В связи с массовым размножением насекомых-вредителей в Одесской и Киевской губерниях, Мечников впервые в России применял биологический метод защиты растений – заражение патогенным грибом хлебного жука-кузьки и свекловичного долгоносика.

1880 год, 35 лет.   Изучал внутриклеточное пищеварение.

1881 год, 36 лет. Продолжал исследование внутриклеточного пищеварения. 27 февраля набрал в шприц кровь больного тифом и ввёл себе в вену. «Опыт на мне с большей силой доказал, что прививка небольшого количества зараженной крови может вызвать болезнь, что, следовательно, она заразительна», - так просто и обыденно скажет И.И.Мечников впоследствии, выступая на заседании Общества охранения народного здравия, где коллеги-ученые восторгались его подвигом. Он же считал, что чествовать надо Г.Н.Минха, который проделал подобный эксперимент на себе, а он, Мечников, подтвердил истину. Подтвердил ценой своего здоровья. Болезнь сердца, которая явилась осложнением возвратного тифа, еще даст о себе знать.

1882 год, 37 лет. В ответ на репрессии, которым подвергались студенты за выступление против декана-реакционера, Мечников отказался от должности в университете, был освобождён в мае 1882 года от работы. Получив согласно уставу выходное пособие из университета в размере годового жалования, он построил в Поповке церковно-приходскую школу (это была первая школа в уезде), а позднее, когда умерла Эмилия Львовна, - самая тяжкая утрата, какую довелось пережить, - отказался от своей доли в Панасовке в пользу детей покойного Ивана Ильича. И даже когда ему предлагали субсидии на работы с хлебным жуком, он неизменно отклонял их, предпочитая оставаться «независимым» исследователем. Илья Ильич, по-видимому, не считал возможным расходовать на собственные нужды что-либо сверх наследства жены. Вёл исследования внутриклеточного пищеварения у животных. Уехал в Мессину. Произвёл классический опыт с введением шипа розы в тело личинки морской звезды, что послужило началом долголетних исследований фагоцитов.

К 38-ми годам Илья Ильич с некоторым удивлением для себя обнаружил, что жить всё-таки стоит! Вопреки всему, даже вопреки понесенным утратам, вопреки тому, что твоя собственная жизнь – только ничтожная кочка на бесконечной унылой равнине несуществования… Как жаль, что он только теперь осознал это, когда неумолимое время сжевало добрую половину отпущенных ему лет. Ну ничего, впереди их еще достаточно, чтобы насладиться счастьем, быть, жить, чувствовать, мыслить.

1883 год, 38 лет.  Произнёс речь на съезде русских естествоиспытателей и врачей в Одессе «О целебных силах организма», в которой впервые изложил основы учения о фагоцитах. Несмотря на опалу, авторитет и популярность его были настолько велики, что он был единодушно избран председателем 7-го съезда русских ученых, вопреки желаниям правительства и реакционеров.

Больше того, уже после съезда, будучи в опале, Мечников, по представлению академиков А.С.Фаминицына, К.М.Максимовича, Ф.В.Овсянникова, А.А.Штрауха и др., 15 ноября 1883 года был избран в члены-корреспонденты Российской Академии наук.

1884 год, 39 лет. Снова уезжает в Италию. Наблюдал впервые борьбу фагоцитов с болезнетворными грибками у водяных блох – дафний. Продолжает исследования по внутриклеточному пищеварению. Опубликовал работы о фагоцитозе паразитических спор у дафний и об отношении фагоцитов к бациллам сибирской язвы.

1885 год, 40 лет.  Сделал доклад «О способности низших организмов сопротивляться инфекциям».

1886 год, 41 год. И.И.Мечников стал директором первой в России бактериологической лаборатории (второй в мире Пастеровской станции по прививке против бешенства, борьбе с саранчой и т.д.). К работе привлёк группу молодых энтузиастов – Д.К.Заболотного, Л.А.Тарасевича, Н.Ф.Гамалею, ставших впоследствии известными микробиологами.

1887 год, 42 года.  Ушел из Одесской лаборатории из-за препятствий, чинимых ему официальными властями. У него окончательно созрело решение покинуть Россию и искать пристанища за границей. Уехал в Германию, объездил ряд  заграничных лабораторий, где на него удручающее подействовали высокомерие и надменность ученых, в том числе Р.Коха, и Мечников остановил свой выбор на Париже, лаборатории Института Пастера.

1888 год, 43 года.  Переехал в Париж и начал работу в Пастеровском Институте. Продолжал исследования по фагоцитозу. Влияние его на русскую науку было огромным. Когда ин писал: «… моя лаборатория открыта для всех русских, желающих работать и способных работать», - то была не красивая фраза, а сущая правда. Русских было в лаборатории Мечникова так много, что он подвергался нападкам французских шовинистов и должен был вести неприятные разговоры с французскими властями. Его ученики – Н.Ф.Гамалея, Я.Ю.Бардах, Д.К.Заболотный, которые также воспитали крупных ученых –исследователей. Кроме того, воспитал плеяду учеников из Франции, Румынии, Японии, Германии, Англии.

1891  год, 46 лет. Избран доктором Кембриджского университета. Получил третий раз премию. Бэра.

1892 год, 47 лет. Вышло первое издание капитального труда «Лекции о сравнительной патологии воспаления».

1900 год, 55 лет. Закончил ряд исследований о токсинах и цитолизинах. Сделал доклад на международном медицинском конгрессе в Париже «Об итогах двадцатилетних исследований по невосприимчивости в инфекционных болезнях». Опубликовал капитальный труд «Невосприимчивость в инфекционных болезнях». После 53-лет стал заниматься рациональной гигиеной, вводя в режим употребление кислого молока.

1901 год, 56 лет. Прочел лекцию «О флоре человеческого тела», в которой поставил задачу продления жизни человека. Исследовал вопрос о поседении волос.

1902 год, 57 лет. Вёл исследования причин старости. Был избран почетным членом Российской Академии Наук. Опубликовал научно-философскую книгу «Этюды о природе человека». Вёл исследования кишечных микробов.

1903 год, 58 лет. Вышло в России первое издание книги «Невосприимчивость в инфекционных болезнях». Издана книга «Этюды о природе человека» на французском языке.

1904 год, 59 лет. Был избран членом Французской Академии Наук.

1905 год, 60 год. Избран заместителем директора Института Пастера. Избран членом Бельгийской Академии Наук, литературы и искусств.

1907 год, 62 года. Опубликовал книгу «Этюды оптимизма». Избран почетным членом Итальянской Академии Физико-химии в Палермо. В последующие годы – почетным членом Румынской Академии наук в Бухаресте, Императорской Академии наук в Вене, Академии наук в Нью-Йорке.

1908 год, 63 года.  Получил Нобелевскую премию. Продолжает исследование кишечных микробов.

1909 год, 64 года. Приехал в Россию. Посетил вместе с женой Л.Н.Толстого в Ясной Поляне.

1910 год, 65 лет. Продолжает исследовать кишечные микробы, кишечных ядов и склероза сосудов. Экспериментально вызвал брюшной тиф у обезъян.

1911 год, 66 лет. Руководил научной экспедицией в Астраханских степях для изучения туберкулёза и чумы.

1912 год, 67 лет. Продолжал исследования кишечных микробов и влияние на них различных режимов питания. Вёл исследования брюшного тифа. Опубликовал книгу «Сорок лет искания рационального мировоззрения».

1913 год, 68 лет. Вёл исследования брюшного тифа и кишечных микробов. Первый  серьёзный сердечный припадок.

1914 год, 69 лет. Продолжал исследования кишечных микробов. Мечников был борцом за мир. В книге «Основатели современной медицины» называл первую мировую империалистическую войну «безумной беспримерной бойней», клеймил правящие круги буржуазных стран за их стремление милитаризовать науку, молодёжь, прививать ей лишь «мускульную культуру», превратить её в пушечное мясо.

1915 год, 70 лет. Семидесятилетний юбилей. Опубликовал очерк «Воспоминания о Сеченове». Опубликовал книгу «Основатели современной медицины».

1916 год.  Мечников умер в возрасте 71 года. Перед смертью Мечников настоятельно просил: чтобы не было речей и вообще никаких церемоний; цветов можно немножко, и без венков. А урну с прахом поставить в Пастеровском Институте.

В 1891 – 1892 –х годах Мечников разработал тесно примыкающее к проблеме иммунитета учение о воспалении. Рассматривая этот процесс в сравнительно-эволюционном аспекте, он оценил сам феномен воспаления как защитную реакцию организма, направленную на освобождение от инородных веществ или очага инфекции.

В последние годы научной деятельности Мечников пытался с позиций  биолога и патолога создать «теорию ортобиоза, то есть правильной жизни, основанную на изучении человеческой природы и на установлении средств к исправлению её дисгармоний…». Считая, что старость и смерть наступают у человека преждевременно, Мечников особую роль отводил микробам кишечной флоры, отравляющей организм своими токсинами. Режимом питания, гигиеническими средствами старость, как полагал Мечников, можно лечить, как и всякую болезнь. Мечников верил, что с помощью науки и культуры человек в состоянии преодолеть противоречия человеческой природы ( в том числе и между ранним половым созреванием и возрастом втсупления в брак), подготовить себе счастливое существование и, при естественном переходе «инстинкта жизни» в «инстинкт смерти», - бесстрашный конец. Эти взгляды изложены в книгах «Этюды о природе человека» (рус.Изд.1903г.) и «Этюды оптимизма» (1907г.). Веря в безграничные возможности науки, Мечников называл своё мировоззрение «рационализмом» («Сорок лет искания рационального мировоззрения», 1913 г.).

Религиозный, идеалистический строй мыслей и чувств был ему чужд. Не удивительно, что Мечников и Лев Толстой при их встрече в Ясной Поляне (1909г.) широко освещавшейся русской прессой, по существу, не нашли общего языка. По политическим убеждениям Мечников был либералом, противником всякого насилия; он был знаком с А.И.Герценом, М.А.Бакуниным, П.Л.Лавровым, но не разделял их взгляды. Толстой о Мечникове: «Он милый, простой человек, но как бывает у людей слабость – другой выпивает, - так и он со своей наукой…Как вы думаете, сколько ученые насчитали разных видов мух? Семь тысяч! Но  где же тут найти время для духовных вопросов!» Мечников о Толстом: «Ну какой же Толстой философ! Как художник, ему нет равного. А философ… Нет, какой же он философ!». Мечников считал, что одна лишь наука» может вывести человека на истинную дорогу».

«Ортобиоз требует, - писал Мечников, - трудолюбивой, здоровой, умеренной жизни, чуждой всякой роскоши и излишеств. Нужно потому изменить существующие нравы и устранить крайности богатства и бедности от которых теперь проистекает так много страдний».

Уже в 20-е годы прошлого века О.Н.Мечникова вернулась в СССР и включилась в кампанию возвеличивания мужа. Умерла она в 1944 году, в возрасте 86 лет.

Каждый из членов этой необыкновенной семьи Ильи Ивановича Мечникова заслуживает внимательного изучения. Особенно впечатляют научные достижения второго сына, Льва, и самого младшего – Ильи. Свою роль в этом, безусловно, сыграла насследственность – у них были талантливые, заметные в истории предки. Однако несомненно и то, что каждый из этих сыновей трудился с полной отдачей – потому и достиг выдающихся успехов.

Родители были неординарными личностями. Отец был образованным гварднейским офицером, дослужившимся до звания полковника, несмотря на то, что большую часть жизни прожил в родовом имении.

О матери известно меньше. Не вызывает сомнения, что она также получила хорошее образование и воспитание. Достаточно сказать, что её отец на склоне лет, отойдя от купеческих дел, занялся философией и литературой, общался в богемных кругах Санкт-Петербурга. Заботливая мать приложила немало сил, чтобы её дети вышли в жизнь достойными людьми.

Народ поддерживает память об этой выдающейся семье.  Панасовка переименована в село Мечниково. В мае 2005 года, в честь 160-летия со дня рождения Ильи Ильича Мечникова, там был проведен день памяти выдающегося ученого с участием районных и областных руководителей.

28 ноября 2005 года в Харькове был открыт памятник И.И.Мечникову. На следующий день в институте его имени открылась международная научная конференция, приуроченная к этому событию.